Пресс-служба

Новости

Развитие «Индустрии 4.0» обостряет конкуренцию стран за мировое технологическое лидерство. Есть ли у России шанс преодолеть отставание в этой гонке?

23 Июль2019
Развитие «Индустрии 4.0» обостряет конкуренцию стран за мировое технологическое лидерство. Есть ли у России шанс преодолеть отставание в этой гонке?

Идея «Индустрии 4.0», то есть перехода от модели производства, где все процессы контролируются человеком, к «умным» фабрикам, принадлежит немецким ученым. Правительство Германии первым приняло национальную программу Industrie 4.0, и в 2016 году основатель Всемирного экономического форума Клаус Шваб заявил о наступлении четвертой промышленной революции, основанной на комплексе новых прорывных технологий — робототехнике, аддитивных технологиях, интернете вещей, искусственном интеллекте.

«Идеи и тренды, которые сформулировал господин Шваб, еще долгое время не потеряют своей актуальности», — отмечает замглавы Ассоциации инновационных регионов России Рустам Хафизов. Концепции «Индустрии 4.0», написанные в других государствах, «во многом развиваются по направлениям, определенным в его работе».

Борьба за лидерство 

Вслед за Германией собственные программы развития цифровой промышленности приняли другие государства, только в ЕС их насчитывается более трех десятков: Smart Factory в Нидерландах, Alliance Industrie du Futur во Франции, High Value Manufacturing Catapult в Великобритании, Fabbrica del Futuro в Италии, Made Different в Бельгии, Průmysl 4.0 в Чехии, не считая единой европейской стратегии Digitizing European Industry. Не отстают и азиатские страны: в Китае приняты госпрограммы Made in China 2025 и Internet Plus, собственные программы есть у Японии и Южной Кореи. Наконец, в США в 2014 году создан некоммерческий консорциум промышленного интернета, а высокотехнологичные гиганты ежегодно вкладывают миллиарды долларов в основные технологии промышленности «Индустрии 4.0». «Лидеры «Индустрии 4.0» сохранят свои позиции, но будут бороться между собой в гонке технологий», — прогнозирует основатель блокчейн-платформы Universa Александр Бородич.

Размеры прямой финансовой господдержки программ не обязательно коррелируют с масштабом экономики страны. Например, Германия является крупнейшей экономикой ЕС и занимает четвертое место в мире по уровню номинального ВВП, а такие компании, как Siemens, Bosch и Daimler AG, во многом выступают ролевой моделью промышленной цифровизации. Однако вклады страны в «Индустрию 4.0» довольно скромны: размер программы составляет всего €200 млн (при оценке внутреннего рынка €7 млрд в 2018 году). Для сравнения: Италия намерена с 2017 по 2020 год потратить на те же цели более €18 млрд, Франция — €10 млрд.

Впрочем, в глобальном масштабе сегодня конкурируют не столько страны, сколько компании, говорит Рустам Хафизов. «Главную роль играет продукт, произведенный конкретной компанией. Страны же соревнуются в части формирования более конкурентоспособной инновационной экосистемы», — объясняет он.

Пока большинство компаний не сумели адаптироваться к вызовам «Индустрии 4.0», говорится в исследовании PwC «Цифровые чемпионы» 2018 года. Лишь 10% мировых промышленных компаний могут претендовать на этот статус, то есть способны предложить клиентам полностью цифровые продукты и сервисы, мультиканальное взаимодействие и при этом перевести на цифровые рельсы свои процессы. Почти две трети производителей лишь начали движение в направлении цифровизации. Лидерами среди отраслей эксперты PwC назвали автомобильную промышленность и производство электроники — здесь оказалось 20 и 14% чемпионов соответственно. А вот в обрабатывающей промышленности и производстве потребительских товаров таких единицы.

На глобальном рынке лидерами цифровизации оказались азиатские промышленные компании: среди них нашлось 19% чемпионов — по сравнению с 11% американских и 5% европейских, ближневосточных и африканских конкурентов. В числе преимуществ азиатских компаний — отсутствие жесткого регулирования.

Россия: отставание или возможность для прорыва? 

Россия занимает 43-е место в Индексе глобальной конкуренции Всемирного экономического форума; в числе главных преимуществ страны называют высокое качество образования, развитую инфраструктуру и инновационный потенциал, а по доступности широкополосной связи Россия опережает страны ЕС, в том числе Германию. Однако производительность труда в России в 2,5 раза ниже, чем в США, а степень износа основных фондов в обрабатывающей промышленности в 2016 году составляла более 50%, отмечено в аналитическом докладе Центра стратегических разработок «Новая технологическая революция: вызовы и возможности для России». Значительное отставание от стран-лидеров наблюдалось также по показателям удельного веса организаций, осуществлявших технологические инновации, и затратам предприятий на НИОКР.

Ответом на вызовы «Индустрии 4.0» стало принятие в 2016 году Национальной технологической инициативы. Нацпроект «Цифровая экономика» также предполагает ускоренное развитие ключевых «сквозных» технологий, включая интернет вещей, робототехнику, технологии беспроводной связи 5G, анализ больших данных, искусственный интеллект. Реализовывать мероприятия, заложенные в стратегические документы и «дорожные карты» по каждой технологии, будут центры компетенций на базе лидирующих компаний, включая государственные, и научных организаций, рассказал РБК+ замдиректора департамента стратегического развития и инноваций Минэкономразвития Никита Пономаренко. «Например, Сбербанк будет развивать искусственный интеллект, а «Ростелеком» — технологии беспроводной мобильной связи (включая 5G). Практически по всем «сквозным» технологиям появится «куратор» со стороны госкомпаний», — поясняет он. В прошлом году госкомпании также обязали провести технологический аудит своей деятельности, сопоставив уровень развития применяемых ими технологий с аналогами в ведущих зарубежных компаниях. По результатам аудита предполагается актуализировать их программы инновационного развития. «Рассчитываем, что в «дорожные карты» по реализации ПИРов (программ инновационного развития. — РБК+) будут заложены проекты и мероприятия по опережающему развитию «сквозных» технологий, что позволит госкомпаниям в перспективе до 2025 года занять лидирующие позиции в мире. Главное теперь, чтобы задокументированные планы не расходились с делом», — говорит Никита Пономаренко.

«Если мы говорим о работе органов государственной власти, в частности Минэкономразвития, Минпромторга, то все меры поддержки, которые применяются в иностранных государствах, есть и у нас», — комментирует Рустам Хафизов. «Большая работа проводится Минкомсвязью в части определения и настройки инструментов поддержки программы «Цифровая экономика», — говорит он. У России есть все необходимое, чтобы преуспеть в развитии концепции «Индустрия 4.0», уверен Александр Бородич: «У нас есть практически полностью независимые цифровые платформы-экосистемы и критически важные объекты цифровой инфраструктуры. Не прекращаются разработки в робототехнике и искусственном интеллекте, что подтверждается покупками наших стартапов крупными технологическими консорциумами».

Россия находится в сложном положении. Из-за потери в 1990-е годы значительной части традиционных рынков сбыта продукции, отмечает завкафедрой экономической теории РЭУ имени Г.В. Плеханова Елена Устюжанина, в том числе и по этой причине «с точки зрения цифровых технологий наши позиции далеко не так хороши, как хотелось бы». Так, по данным Международной федерации робототехники, в России на 10 тыс. рабочих приходится три промышленных робота, в то время как в среднем по всему миру — 69, а в странах, лидирующих по уровню цифровизации, — более ста. Доля станков с числовым программным управлением в Японии составляет свыше 90%, в Германии и США — более 70%, в Китае — около 30%, а в России — лишь 10% с прогнозом роста до 33% к 2020 году, указывает эксперт.

Шансы на восстановление позиций в международном разделении труда для России связаны прежде всего с накопленным человеческим капиталом — главным фактором производства в экономике знаний, относительно дешевой рабочей силой и происходящей на наших глазах сменой ориентиров развития, полагает Елена Устюжанина.

Тенденция увеличения затрат на исследования и разработки в России положительна, но доля финансирования науки все еще значительно ниже, чем у стран — лидеров «Индустрии 4.0», говорит Александр Бородич. «Чтобы ускорить рост экономики и промышленности, в России необходимо модернизировать производство, внедряя автоматизацию и роботизацию, углублять переработку и сосредоточить усилия на тех отраслях, где страна близка к передовому уровню, и развивать промышленную сборку там, где есть отставание. Это позволит привлечь инвесторов», — уверен эксперт. 

Источник РБК

Контакты

Приемная
123112, г. Москва, Пресненская наб., д. 12

тел.: +7 499 271 7821 

e-mail: info@i-regions.org
ПРЕСС-СЛУЖБА
e-mail: pr@i-regions.org

Валентина Катаева
e-mail: kataeva@i-regions.org
тел.: +7 925 585 46 10




Задать вопрос
 
Написать